Просмотров: 1562

Забытая сестра президента. Кэтлин «Кик» Кеннеди

Жизнерадостная Кэтлин «Кик» Кеннеди (20 февраля 1920 г. — 13 мая 1948 г.) пленила британское общество, была любимицей старшего брата, будущего американского президента Джона Ф. Кеннеди.

Но упоминание её имени долгое время было под запретом.

«Все мои утки — лебеди», — любил говорить Джозеф Кеннеди о своих девяти детях. Клан Кеннеди стал для Америки неким подобием королевской семьи. Все его члены так или иначе повлияли на политическую жизнь страны, оставили глубокий след в истории Соединенных Штатов. Но Кик Кеннеди была «исключительно особенной».

Она бросила вызов своим родителям, ярым католикам.

Выйдя замуж за английского джентльмена, к тому же протестанта, Уильяма «Билли» Кавендиша, наследного герцога Девоншира, одного из самых завидных женихов в Британии. Вышла замуж и овдовела после нескольких месяцев замужества.

Четыре года спустя, 28-летняя Кик Кавендиш, в компании своего женатого любовника, графа Фицуильяма, погибла в авиакатастрофе, тем самым завершив скандал, который привел к запрету упоминания её имени в связи с кланом Кеннеди. Говоря словами Генри Джеймса, короткая жизнь Кэтлин Кеннеди Кавендиш была «совершенно увлекательной и абсолютно трагической одновременно».

Кэтлин Агнес Кеннеди родилась в Бруклине, штат Массачусетс, в феврале 1920 г. Она стала четвертым по счету ребенком и второй дочерью Джозефа и Роуз Кеннеди. Все, за исключением матери, называли девочку Кик (англ. «Kick» — пинок, удар) — прозвищем, которое больше всего подходило её бойкому и живому характеру.

Внешне маленькая Кэтлин была похожа на своего старшего брата Джона (Джека) больше всего — оба ребенка росли талантливыми, красивыми и жизнерадостными. Они получили от жизни большой подарок — обаяние, перед чарами которого никто не мог устоять.

В 1938 году, когда Кик было 18 лет, её отца назначили послом Соединенных Штатов в Британии. Он стал первым ирландцем-католиком на подобном посту. Клану Кеннеди предстоял переезд через Атлантический океан, что было исполнено с большой помпой.

Это вызвало сенсацию в Лондоне.

Английская пресса пристально следила за всеми членами семьи, это можно было сравнить с вниманием, которое уделяли разве только особам королевских кровей. Особенно их интересовала Кик, она очаровала английскую публику.

Пресса в подробностях описывали каждый шаг девушки — будто доставка домашнего печенья в Главную детскую больницу на Ормонд-стрит или верховая прогулка на лошади по Роттен-Роу в Гайд-парке.

И хотя Кик нельзя было назвать традиционно красивой, люди восхищались её жизненной силой и интеллектом. Она демонстрировала неподдельное остроумие, излучала теплоту и, по словам близких, настоящий «американизм».

Светский журнал Queen предсказал: «… мисс Кэтлин Кеннеди обязательно станет звездой сезона».

Предсказание сбылось. После появления на публике в Лондоне, Кик приняла приглашение леди Астор посетить Кливеден, загородное поместье, в пасхальные выходные, что стало официальным введением мисс Кеннеди в английские загородные дома.

И молодая американка оправдала ожидания здешней публики — «толпа» леди Астор ещё долго приходила в себя от той легкости, с которой Кик дала прозвище Dukie-Wookie грозному герцогу Мальборо. Позже леди Джин Огилви вспоминала званый обед, на котором Кик шутя бросила кусочек хлеба в одного из гостей, после чего, в скором времени, смеясь, все начали бросаться едой.

«Если бы кто-то другой позволил себе сделать нечто подобное, это сочли бы чем-то абсолютно грубым или неуместным… Но она была воплощением либерального отношения, для нее это казалось совершенно естественным и даже вдохновляющим…»

Не одна аристократическая бровь была приподнята в ответ на привычку Кик снимать туфли, находясь в компании, но она умело сглаживала острые углы своим чувством юмора, естественностью и легкостью манер. Вместо того, чтобы стать обезьянкой в душном английском заповеднике, Кик Кеннеди завоевала особое место — своё собственное.

Летом 1938 года «Кик» познакомилась с «Билли», маркизом Хартингтоном, наследником Чатсворта. Они казались более чем странной парой: Билли был высок, вдумчив и утончен, истинный английский аристократ. Кик была сгустком живой энергии, истинно бостонской ирландкой.

Но ей понравился Билли именно потому, что он был настоящим джентльменом, в отличие от её отца и братьев. Что касается Билли, то он был просто загипнотизирован свободным духом Кик и её ослепительной улыбкой.

Друзья начали замечать, что в компании Кик Билли держался более уверенно. Молодого маркиза всегда беспокоил тот факт, что женщин, скорее всего, он привлекал в связи со своим богатством и статусом, в то время как Кик нередко над ним подшучивала и дразнила.

Его титул не имел значения для юной американки.

Они стали практически неразлучны, но Роуз Кеннеди была крайне недовольна многообещающим союзом — Кавендиши были не только протестантами, но, пожалуй, самой антикатолической семьей в Англии. К её тайному облегчению, внезапно начавшаяся Вторая Мировая война прервала ухаживания Билли. Несмотря на мольбы остаться в Англии, Кик была отправлена с семьей назад в Соединенные Штаты. Лондон готовился к бомбардировкам.

Возвращение в Америку стало настоящим несчастьем для девушки — сердце Кик осталось в Англии, с Билли.

Они продолжали переписываться, и после четырех долгих лет ее родители, наконец, смягчились — Кик разрешили вернуться в Лондон в качестве добровольца Красного Креста.

В заголовках британской прессы писали: «Мы снимаем наши шляпы перед сверкающими ирландскими глазами и неугасаемым жизнелюбием мисс Кэтлин Кеннеди». В августе 1943 года мир облетела фотография Daily Mail. На ней Кик на велосипеде в форме Красного Креста. Эта фотография в своё время стала символом сотрудничества союзников.

Каждый вечер Билли отправлялся на юг из Йоркшира в Лондон, чтобы встретиться с Кик за ужином в отеле Mayfair, где они праздновали их воссоединение шампанским. В Лондоне ходили слухи, что объявление о помолвке не заставит себя ждать, но на пути к их счастью стояли религиозные различия. И они казались непреодолимыми.

Герцог Девоншир, отец Билли, не видел лучшей невесты для сына.

Он желал его видеть счастливым, но герцог не мог согласиться на невестку — римскую католичку. Кик категорически отказался отречься от своей веры в пользу англиканской церкви. После нескольких долгих месяцев встреч с духовенством обе стороны сошлись на компромиссе: Кик склонили вступить в гражданский брак.

С неё взяли обет, что дети, рожденные в браки с Билли, будут воспитаны протестантами. Билли был вне себя от радости. Роуз Кеннеди была на грани нервного срыва. Она была уверена — истинно верующая душа ее дочери проклята.

Несмотря на военное время, женитьба наследника Чатсворта на дочери бывшего американского посла должна была стать событием года.

Но вместо этого молодые люди связали себя узами брака 6 мая 1944 года в течение 10-минутной церемонии в регистрационном офисе Челси. Кик надела бледно-розовое платье. Которое купила по купонам в комиссионном магазине. А её старший брат, Джо-младший, стал единственным Кеннеди, который присутствовал на церемонии.

Во время медового месяца в Истборне, поместье Билли, Кик писала умоляющие письма к своей матери. Постоянно подчеркивая, что она не отказывалась от своей веры.

Через пять недель после церемонии Билли отправили на бельгийский фронт. И, Роуз, наконец, нарушила своё молчание. Она отправила Кик письмо со словами глубокого сожаления и поддержки. В своём дневнике Кик оставила запись: «Это самый грустный вечер » и «Билли — самый лучший муж».

В августе случилась страшная трагедия. Старший брат Кик, Джо-младший, пилот бомбардировщика ВМФ США, погиб во время исполнения задания.

Менее чем через месяц, при попытке захватить оккупированный немцами бельгийский город Хэппен, Билли был убит снайперским выстрелом в сердце.

В это время Кик находилась в Нью-Йорке, её отец получил телеграмму. Новость сломила Кэтлин. «Так закончилась история Билли и Кик». Ещё одна запись из дневника: «Жизнь так жестока. Я на пути в Англию. Не могу больше писать».

Хотя Кик была опустошена потерей, вскоре она вернулась в ряды Красного Креста. «В одном вы можете быть уверены», — писала она другу, — «жизнь не может держать в страхе того, кто встретил свою любовь, женился и потерял ее до 25 лет».

Как ни странно, в глубокой печали Кик привлекала больше поклонников, чем когда-либо прежде.

Через два года после смерти Билли Кик попала в поле зрения Питера Фицуильяма, 8-го графа Фицуильяма, женатого мужчины. У Кик и Питера начался бурный роман. К ужасу подруг, через несколько месяцев после знакомства девушка объявила, что она планирует выйти замуж за Питера. Он был игрок, бабник и транжира, никто не мог понять её влечение к нему. Но, по словам Кик, Питер заставил её забыть саму себя, что не удавалось никому другому. Питер начал процесс развода с женой.

Роуз пригрозила отречься от дочери, если она выйдет замуж второй раз за английского лорда-протестанта. Да к тому же разведенного!

Кик обратилась к своему отцу, прося о встрече с Питером в Париже. Он согласился. Кик и Питер сели на частный самолет, направляющийся в Канны на выходные. Они должны были встретиться с Джо на обратном пути. К северу от горы Ардеш самолёт попал в шторм. Крушение привело к гибели всех пассажиров на борту. Кик была найдена в своем кресле, пояс пристегнут, обувь сброшена. Ей было всего 28 лет.

Политическая карьера Джона Ф. Кеннеди шла на подъем. Чтобы прикрыть скандал, семья приняла меры.

В газете The New York Daily News, которая принадлежала другу Джо, по договоренности напечатали заметку о трагической гибели Кик. Так в статье Питера упоминали как «старого друга леди и лорда», но не как любовника Кик.

В знак того, что Кик была любима семьей Билли, его родные устроили ей католическое отпевание и похоронили Кэтлин «Кик» Кеннеди Кавендиш в Чатсворте.

Джозеф, отец Кик, был единственным членом семьи Кеннеди, который присутствовал на погребении. Джек хотел приехать на похороны, но в последнюю минуту повернул обратно.

В течение многих лет он не мог заставить себя посетить ее могилу. Но в июне 1963 года, в статусе президента Соединенных Штатов, после государственного визита в Ирландию, Джек отправился в Чатсворт с внеплановым визитом «чрезвычайно личного характера». Сжимая небольшой букет цветов, он встал на колени и помолился на могиле своей сестры.

Вернувшись в Белый дом, за четыре месяца до выстрелов в Далласе, Джон Ф. Кеннеди написал письмо свекрови своей покойной сестры Деборе, герцогине Девоншир:

«…мы все благодарны за то внимание, которые Вы проявили к Кэтлин, это было прекрасно. Надпись [на ее надгробии] „Радость она приносила — радость она нашла“ совершенно точна и более чем трогательна».

Источник

Работает на Innovation-BREATH
error: Content is protected !!
Adblock
detector
Яндекс.Метрика