Просмотров: 729

— Тебе не нужно мне больше ничего дарить

Кларочка сидела на лавочке, позевывая и скучая. В этот осенний желтый день решительно нечем было заняться.

За последние пару лет Клара трудилась как заведенная, отчищая город от разного рода наговоров, приговоров, проклятий и старинных чар.

Сегодняшняя эпоха недолговечных вещей из металла и пластика, к ним не липнут никакие чары. Ей же меньше работы.

Внезапно Клариных ноздрей коснулся знакомый горький запах. Она закрутила головой — где, где ты, пакость?

«Эй, девушка в сером, постой-ка!»

Кубарем скатившись со скамейки, полетела за ней. Девушка лет восемнадцати, почти девочка, круглолицая и невысокая, с большими донными глазами.

Ворона возмущенно каркнула, сосчитав пять густых, темных теней, стелющихся за бедной девочкой.

«Кто же тебя проклял, милая? Да еще столько раз? Как ты, с таким-то грузом, еще не попала под машину, не встретила негодяя в темном переулке? Жизнь проклятого человека очень тяжела. Кто же обрёк тебя на такое? Я всё выясню.»

Птица нырнула в кусты, в несколько прыжков оказалась у вентиляционной решетки и трижды решительно щелкнула клювом. Секунду спустя между прутьями решетки мелькнул мышиный хвостик. А девушка вошла в офис.

Спустя шесть часов мышь нашла источник одного проклятья — кожаный браслет на руке девчонки, вещь явно недешевая и редкая. Что еще хуже, ручной работы.

Позже, когда стемнело, и девушка вернулась домой, к её окну с внешней стороны прилипла, любопытно сверкая глазками-бусинками, крохотная летучая мышь.

«Ну надо же, вот они на самом виду.»

На книжной полке сидела красивая фарфоровая куколка; перед кроватью лежал пестрый вязаный ковер, весь в деревянных бусинках; на подоконнике стояла глиняная ваза ручной работы, вся перекошенная, неприятно завораживающая своими изгибами, а на кровати плед с витиеватыми узорами.

Все эти вещи были прокляты. Человек, сотворивший такое, знал, что делает.

Маленькая летучая мышь зашипела.

«Какая мерзость! Всё это нужно уничтожить. Если сделать всё правильно, проклятье бумерангом вернется к тому, кто пытался его наложить.»

Но что же делать сейчас? Как попасть домой к этой бедняжке?

Ирина держалась, как могла, каждый день находя в себе силы, чтобы улыбнуться солнцу, людям, животным. Но сейчас, придя домой, ей больше всего хотелось лечь прямо на пол, на вязаный ковер, накрыться пледом и прижать к себе фарфоровую куклу, как любимую Барби в детстве, и плакать, плакать.

Она услышала слабый писк, вроде как на лестнице. Отворила дверь и увидела маленького грязного котёнка, свернувшегося калачиком рядом с соседней дверью.

-Ты чей, малыш?- удивленно спросила Ирина.

«Твой.»

Кошачьи глаза улыбались

Первой Кларочка уничтожила вазу. Грохот! Глиняные черепки на полу! Испуганный котенок сидел под кроватью, пока хозяйка, ругаясь, сметала остатки вазы в совок.

Потом ковер. С ним всё было просто Клара напрудила в самый центр вязаного круга. Потом еще несколько раз, для верности. Восстановлению он уже не подлежал и оказался на мусорке.

До куклы допрыгнула не сразу, но потом долго гоняла по дому её фарфоровые осколки.

Плед был в отсутствие хозяйки распущен на ниточки.

Каждый вечер во время игр с хозяйкой котенок сладострастно жевал её кожаный браслет. Однажды он попросту упал с руки девушки по дороге на работу, и последнее проклятье вернулось к тому, кто его наложил.

Шли месяцы. Похорошевшая, румяная Ирина не знала, какой опасности избежала, хотя, наверное, чувствовала, кого ей стоит благодарить. Она очень любила своего котенка, вскоре превратившегося в избалованную, блестящую, наглую кошку, внутри которой пряталась довольная жизнью фея.

Однажды в гости к Ирине пришла её старшая сестра, обсудить вопросы наследства, оставшегося после умерших родителей. Ирина подумала, что сестра чем-то болеет. Она сильно осунулась, кашляла, нервно оглядывалась, словно кто-то её преследовал.

Однако ещё больше девушка удивилась, когда её кошка встала поперек прохода, подняла дыбом шерсть и грозно завыла, не давая сестре Ирины сделать и шагу в дом.

— Ох, не хочет она тебя пропускать! — сдалась Ирина.

— Давай посидим где-нибудь в кафе?

— Я тебе хотела вот это передать, ты вроде такое любишь.

Сказала сестрица, ее рука нырнула в сумочку и закопошилась там.

— Знаешь, наверное не надо.

Ирина сама же себе удивилась.

— У меня дома кошка, она всё ломает.

Глядя в лицо сестры, на котором были написаны злость и недоумение, девушка сказала тверже:

— Тебе не нужно мне больше ничего дарить.

Кларочка громко, громко замурчала и улыбнулась во всю ширь кошачьей морды…

Автор: #ЕкатеринаЯковлева@chillout.atreydas

Источник

Работает на Innovation-BREATH
error: Content is protected !!
Adblock
detector
Яндекс.Метрика